03:45 

Глава III

Sora Ro Siiki
Я - маленький дрянь!
Глава III
(несколько дней спустя)
Омиро Эрот
и
ещё немного о Нейтане



Был полдень. Его даже можно было назвать жарким, по сравнению с утром или даже вчерашним днём. Такие дни выпадали в Аргоне частенько, и знать находила им богатое применение. Различные массовые прогулки, выезды на природу с детьми, большими семействами, на которых можно было обсудить и рабочие моменты. На таких «вылазках» омиро были неотъемлемой частью. Они пели, танцевали, накрывали столы или играли с детьми, скрашивали разговоры беззаботными шутками, историями, порою мудрыми высказываниями. Одним словом, как могли, поднимали господам настроение, а вместе с ним и место в обществе для дорожащего мужа.
Сегодня был идеальный день для подобных встреч. И если бы не обещания барону Эльгваль прибыть к нему на пикник, Морган обязательно откликнулся бы на одно из предложений какого-нибудь знатного графа или известного виконта. Энджел был даже рад, что сегодня им не пришлось ехать в малознакомые компании. Он ещё не слишком освоился, ему ещё было тяжело общаться и улыбаться всем, он смущался, если рядом не было Френсиса или Моргана. К тому же, в свете недавнего инцидента, он ужасно боялся встретить виконта Трозу и его омиро. Он не знал, что делать с этой безделушкой, которая теперь всегда находилась у него в маленьком мешочке-кошельке, повязанном на руке. От неё нужно было избавиться как можно быстрее. Вернуть ли её Нейтану? Но тогда придется смотреть ему в глаза. Да и мало ли что ещё может взбрести в его голову? А если выбросить браслет… Не попадёт ли тогда омиро Трозе в двойном размере. Такие вещи просто так не теряются.
Карета остановилась у уже знакомого парадного входа. На этот раз здесь было тихо, вокруг не сновали слуги, не было слышно смеха и музыки. Лишь пение птиц и журчание фонтана где-то в глубине лабиринта. Лакеи открыли дверцу кареты, и первым вышел Морган, подав руку своему супругу. Энджел, недолго думая, опёрся на его ладонь и спустился на мощенный камнем двор. Барон вышел их встречать сам. Он был одет в тёмный домашний костюм, с хорошо расчёсанной бородой и выглядел так тепло и приветливо, что заставил улыбнуться даже погруженного в мысли омиро.
- Я так рад, что вы прибыли сегодня! – улыбался Виктор, крепко обняв и похлопав Моргана по плечу. После чего перешёл на Энджела, поцеловав его руку – Мы очень ждали вас!
- Как себя чувствует омиро Эльгваль? – спросил Морган, добродушно кивнув другу.
- Сегодня на много лучше! Я так благодарен вам, что всё-таки откликнулись на моё приглашение!
- Разве мы могли иначе? К тому же твой дом часто принимает гостей и…
- Дом – возможно… Но не мы. Точнее, не мой супруг. Вместе мы не часто сидим с гостями. Признаться, за последний год это было всего пару раз, – горестно вздохнул мужчина, но тут же встряхнулся – Проходите! Идёмте в дом.
И троица направились вверх по парадной лестнице, на которой служанка ставила новые горшки с цветами, обрезала высохшие розы и лишние листья. Замок барона в дневное время выглядел совсем иначе. Во время бала Энджел не замечал, сколько в нём света, и какие большие окна в холле и бальном зале, как льётся в них солнечный свет со двора, переливаясь отблесками на мраморных украшениях, стеклянных вазах и хрустале. Казалось, что два дня назад он побывал совсем в другом замке, в каком-то дворце разврата, но ни как ни в этом храме покоя и безмятежности. Кажется, здесь даже мебель сменилась – более светлые, успокаивающие тона, множество белых подушек с бахромой. Откуда-то сверху звучала музыка, играли на скрипке. Весь холл был украшен белыми и светло-голубыми цветами.
- Присаживайтесь, друзья. Мария! Мария, иди сюда! – громко позвал Виктор, и, не заставляя себя ждать, из-за лестницы вышла женщина лет 30. Должно быть, она шла из кухни, так как принесла с собою запах жареного мяса и хлеба. Она склонила голову перед хозяином, и тот продолжил – Где омиро Эрот? Разве я не приказал ему спуститься к полудню?
- Простите Ваша Милость, я знать об этом не знала…
- Разве ты не помогала ему одеться утром?
Женщина немного замялась, скосив глаза на гостей. Похоже, она не слишком-то хотела говорить при незнакомых ей господах. Однако, поняв, что ответа от неё всё же ждут, робко продолжила:
- Ваша Милость, омиро не часто пользуется моими услугами. Я помогала ему сегодня с одеждой по Вашему приказу, но не его желанию. Я не знаю, почему он ещё не спустился.
- Пойди наверх и позови его! Скажи, что виконт Тинор с супругом уже прибыли.
Служанка снова поклонилась и быстро поднялась по широкой лестнице. Не смотря на строгость своего тона, Виктор всё же выглядел каким-то взволнованным и счастливым. Словно перед смотринами давно понравившегося ему омиро или перед самой свадьбой. Казалось, что ещё немного и ,вдохнув, барон Эльгваль просто взлетит.
- Ты забавно выглядишь в ожидании супруга. Соскучился с ночи? – усмехнулся Морган, удобнее располагаясь в кресле.
- Ну о чём Вы, Ваша Милость… - тяжело вздохнул мужчина, присев на софу, рядом с Энджелом. – Мы спим в разных спальнях. Он с ребёнком, я же в наших старых покоях. Да-да, старых, дорогой друг. Иначе их не назовёшь, ведь теперь он туда и носочка своей туфельки не показывает.
- Запустил же ты супружеский долг…
- И не говори, Морган. Сегодня вы буквально спасли мой день. Не смотрите так, я серьёзно! Мы ведь иногда неделями друг друга не видим, а живём в одном здании! Сегодня хотя бы день будет идеальным и мирным. Узнав, что вы прибудете, ему стало легче. Он даже согласился одеть платье.
Энджел покраснел и прикрыл губы ладонью, широко открыв глаза и уже после тихим приглушённым перчаткой шёпотом, спросил:
- Позвольте, барон, а в чём же он ходит? В одежде господина?
- Ну что вы, Энджел! – засмеялся барон, рассматривая его с головы до ног – Разве омиро может ходить в брюках? Это неприлично, да и некрасиво… Вам, омиро, очень идут платья, чулки, корсеты. Вы восхитительны. Как жаль, что в этом у нас с супругом разошлись мнения. Эрот совсем себя запустил.
- В каком смысле? – удивлённо поднял бровь виконт. Он хорошо знал этого мальчугана, когда тот ещё был на выданье, а после всего-то в 15 лет стал омиро Эльгваль. И даже полтора года назад это был улыбчивый, смешливый и добродушный юноша. Если он не мог очаровать своим остроумием, то не стесняясь пускал в ход свою внешность и природный дар обольщения. Такой ухоженный и женственный омиро мог охмурить кого угодно. И разве можно поверить в то, что всего спустя полтора года он могу себя «запустить»? Нет, такой юноша, даже закрой его в темницу без возможности принимать ванну и расчёсывать волосы, не смог бы потерять своей красоты и очарования.
Виктор некоторое время молчал, всё ещё рассматривая Энджела печальным и тоскливым взглядом. И по одному только этому взгляду на немой вопрос виконта уже был ответ – «мог».
- Видишь ли… Все знают, как я и Эрот хотели детей. И во всём мире по пальцам можно сосчитать тех, кому известно, сколько их было на самом деле и сколько из них дожило хотя бы до своего дня рождения. Я понимаю его, я ведь сам чуть не сошёл с ума, когда четырнадцатый умер через два часа после родов. Я перепробовал всех врачей, я поменял много женщин. Но лекари говорили, что я здоров, матушки обзаводились животиками, а детей так и не появлялось. Я понимаю, как сейчас он дорожит за нашего сына. Он души в нём не чает, постоянно молится Богу, постоянно благодарит Его… Но сначала он выгнал кровную матушку, потом потребовал чтобы его кормили только на его глазах. Ещё через месяц он перестал посещать балы. Прошёл ещё месяц, и он вообще отрезал себя от общества, посвятив себя полностью ребёнку. А однажды заявил мне, что если ему нет надобности спускаться к гостям, то он не будет наряжаться каждое утро. Проще говоря, мой дорогой супруг ходит по замку в сорочке, пеньюаре… В общем в том, что можно надеть без помощи слуг. Я понимаю, как ему тяжело, но это уж слишком.
- Да, тяжёлая ситуация, - протянул виконт и подмигнул после своему супругу – Надеюсь ты мне не будешь такого устраивать.
- Что Вы, Милорд. Разве что мучить Вас капризными желаниями, словно беременный…
- Ну это не страшно, это и так ежедневная процедура! – засмеялся Морган, но не успел Энджел и рта раскрыть для остроумного ответа, как послышались шаги. Все подняли взгляды на лестницу, где через мгновение появилась служанка, смущённая и взволнованная.
- Ваша Милость…
- Ну что такое? – встревожено и хмуро спросил Эльгваль, словно предчувствуя что-то нехорошее.
- Ваша Милость, не извольте сердится… Но омиро Эрот уже давно спустился. Он не дождался вашего прибытия и ушёл в парк вместе со слугами и музыкантами, чтобы подготовить всё к пикнику.
- И давно?
- Около получаса назад.
Виктор тяжело вздохнул, махнув на женщину рукой, приказывая уйти, а после встал и обернулся к друзьям.
- Прошу простить меня, пройдёмте в сад?
- Наверное, омиро Эльгваль очень хочет нас чем-то порадовать! – предположил Энджел, вставая со своего места.
- Я очень на это надеюсь, не хочу видеть опять его недовольство, - нервно засмеялся мужчина и направился к выходу.
Тинор и его супруг направились за ним, взявшись под руки. Они спустились по лестнице во двор и направились в сторону густых деревьев, из-за которых доносились весёлые звуки музыки. Скрипки и альты буквально заливались смехом, издавая такие тёплые и радостные звуки. Энджел немного волновался. Он неплохо знал Эрота. Конечно, не так как Морган, но всё-таки достаточно, чтобы испугаться за его самочувствие. Ведь по рассказам Виктора, омиро Эльгваль и вправду очень сильно изменился. Это не могло не пугать. Они вместе вышли на небольшую полянку, где сновали слуги, принося корзины с фруктами, пахло жареным мясом, свежим хлебом и чем-то сладковатым.
Энджел стал осматривать полянку, пытаясь высмотреть молодого матирэ. Однако его глаза опередил хозяин замка.
- Эрот, дорогой! Доброго дня тебе, как ты себя чувствуешь? – Виктор быстрыми шагами с раскрытыми объятьями направился в сторону раскидистого дерева, где был поставлен небольшой столик.
Рядом с этим столиком, медленно покачиваясь, как-то сонно и лениво по сравнению с торопливой беготнёй служанок вокруг, стояло кресло-качалка, накрытая белым пледом и украшенная цветами. В кресле полулежал миловидный юноша, на вид лет 17-18, с мелкими острыми чертами лица, чуть припухшими розовыми губами и светлыми локонами, перекинутыми на одно плечо и перевязанными голубой лентой. Его светлые ресницы были чуть опущены, словно он всё ещё находился в объятиях сонной неги. Одет он был весьма странно. На нём было белое платье с длинным широкими рукавами, без кринолина. Поверх платья - широкий пояс-корсет из тёмно-коричневой кожи на шнуровке. Да, это был Эрот.
Но, не смотря на свой странный вид, он выглядел великолепно. Немного устало. Его болезненная бледность только придавала ему притягательного очарования, а синие глаза теперь смотрели так мягко и ласково и в то же время почти безучастно на пришедших, от чего становилось даже страшновато.
Гости и барон приблизились и встали рядом с креслом. Энджел чуть наклонил голову в знак приветствия, а Морган поцеловал молодому матирэ руку, когда тот подал её, чтобы подняться.
- Я заставил вас волноваться. Прошу прощения. Хотел всё приготовить, но задремал. Не часто к нам приезжают гости… Тем более такие желанные, - улыбнулся Эрот, рассматривая внимательно чету Тинор.
- Мы безумно соскучились по тебе! – широко улыбнулся виконт.
- А, поэтому решили всё-таки посетить Аргон после странствий? Вы не сразу прибыли к нам. Задержали какие-то неотложные дела?
- Что-то вроде того… - усмехнулся Морган, немного покосившись на закатившего глаза супруга. Это не скрылось от внимательного взора Эрота.
- О, я вижу у вас немного разное отношение к неотложным делам. Что ж, давайте сегодня забудем о них… - юноша встал, хлопнув в ладоши и сцепив пальцы в замок - Сегодня совсем не тот день, чтобы думать о проблемах. Всё уже готово, думаю… Пройдемте?
Омиро Эльгваль мягко улыбнулся и, подхватив мужа под локоть, потянул его в сторону, уводя к лабиринту. Энджела затрусило едва заметно, когда он понял, где им предстоит провести пикник. Он крепко сжал в пальцах мешочек, сползший к запястью, нервно ощупывая тяжелый ониксовый браслет. Он даже не почувствовал, что муж, приобняв его за плечи, направился следом за плывущей впереди четой Эльгваль. Впечатления от бала не развеялись, и сейчас омиро Тинор мог только и думать, что о злосчастном браслете и его хозяине. И даже не до конца понимал нравится ли это ему или раздражает. Может вся эта дрожь вовсе не от страха? Горячие губы, дрожащие холодные ладони, мягкая тень, шуршание листвы и юбки… Этот силуэт. Бесцеремонный, сильный человек, не знавший или забывший как быть таковым. Эти осторожные пальцы, сбивчивое дыхание, переходящее в долгий и так жестоко оборванный поцелуй. Эти звуки, эти чувства никак не могли покинуть омиро. Он должен был узнать, кто был в том лабиринте, совсем не понимая, зачем ему это нужно. Зачем ему спасать чьё-то положение? Зачем ему втягиваться в эту трясину интриг? Доброта? Честность? Энджел тряхнул головой, пытаясь отогнать наваждения, и огляделся, словно придя в себя от долгого сна.
Морган стоял напротив него, держа его с нежной улыбкой за руку.
- Да он зарделся, Морган! Не уж-то Энджелу так жарко в своем платье? - громко засмеялся барон, усаживаясь на ковер, расстеленный по траве. - Эх, молодые, одно слово. Одно счастье смотреть на вас, ей Богу! Эрот, ты когда-нибудь смотрел на меня так же?
- Если бы я не смотрел на тебя так же, Виктор, ты даже не заметил бы меня, - утвердительно ответил Эрот, разливая в бокалы вино.
- Нет… Так смотреть может только мой Ангел! - тихо сказал виконт, погладив тыльной стороной ладони по щеке супруга.
Энджел покраснел ещё больше и прижался к мужу, уткнувшись ему в плечо. Стыд заливал краской всего его лицо. Как он мог подумать о ком-либо другом? Что может пара минут, против целой жизни с любящим тебя человеком. Нет… Никто и никогда не разрушит то, что было между ними. Никакие интриги, никакие обстоятельства.
- Прости… - еле слышно прошептал Энджел, уже точно уверившись, что он просто боится потерять дорого себе человека. И всё то, что он делает, лишь для того, чтобы внезапно всплывшая правда о той проклятой ночи, не тронуло их счастье.
- За что?
- Я люблю тебя…
Морган сдержано улыбнулся и пригласил жестом присесть своего омиро, а после опустился на ковер и сам.
- Ну вот и договорились, - засмеялся Эрот, подавая бокал Энджелу, что было не совсем правильно по этикету. Ведь вначале он должен был предложить выпить лорду. Но именно это и успокоило омиро Тинора. Это означало только одно - обстановка их компании располагала к свободному общению без «вы», «вас» и тому подобных. Он наконец-то был среди друзей. - За нашу долгожданную встречу! Прошло много времени! Но мы наконец-то снова встретились! Пусть же между нами больше не будет столь ужасного расстояния. Добро пожаловать домой, друзья.
Омиро Эльгваль поднял бокал и к его тосту присоединились все остальные. Звон хрусталя пронесся по полянке и отозвался эхом где-то в лабиринте, но тут же был заглушен щебетанием птиц.
- За два года вы отстроили свое гнездышко на ура!
- Не то слово, Морган! Пришлось ко всему прикладывать свою мягкую, но всё же мужскую руку. Виктору нет особенного дела, как выглядит то, где он обитает.
- Эрот, я слышу в твоем голосе издевку… Как может барон Эльгваль, принимающий у себя на балах столь знатных персон не думать о том, где он их принимает.
- Но согласись… После того, как ты женился, в твоем интерьере и балах появилась какая-то… воспитанная изюминка!
- Морган! Ты что, подыгрываешь этому негоднику?
- Как можно, дружище! - наигранно возмутился виконт, но тут же добавил - Твой омиро слишком очарователен, чтобы не начать ему подыгрывать.
- Благодарю, Морган! Всегда знал, что ты оцениваешь мои способности намного выше, чем мой муж.
- Ну да, наш виконт всегда и всё видит лучше. Не зря же он первым углядел тебя.
- Первым?
- А ты что, думаешь я, старый дурак, смог сам разглядеть все твои достоинства?
- Будто можно было заплутать взглядом средь огромного выбора.
- Ну знаешь ли… Уж не таким маленьким был этот выбор!
- Не расстраивайтесь, Виктор, виконт конечно все пылинки видит, но в своём глазу иногда бревна не замечает, - осторожно вставил Энджел, отпив ещё вина.
- Ох, да тебе дорогой вообще пить нельзя! Ты сразу раскрываешь все мои тайны! - наигранно возмущаясь, воскликнул Тинор и отнял бокал у супруга.
- Пусть рассказывает… Думаю нет ничего такого, чего бы мы с Виктором о тебе не знали. - улыбнулся Эрот, вставая с ковра. Похоже, вино порядком разморило его, и теперь Эрот подставлял ладони и лицо солнцу, прикрыв блаженно глаза.
Невольно Энджел залюбовался им, уже не слушая, куда убегает разговор двух лордов. Омиро Эльгваль был восхитителен. За полтора года он сильно повзрослел, но всё ещё оставался по-юношески прекрасным, изнеженным. Его кожа была слишком бледна, словно всё это время не видела ни лучика солнца, во что можно поверить с легкостью, если брать во внимания последние события в их семье. Руки были слишком худы, волосы потускнели, а черты лица слишком заострились. Но это всё ещё был Эрот - пожалуй, лучший и способнейший из всех омиро Аргона. Никто не знал, откуда он появился 6 лет назад, но его усыновил старый граф Гириа и его супруг омиро Калис. При каких обстоятельствах тоже хранилось в секрете. Его воспитанием занимался исключительно его матирэ и уже в 13 лет Эрот был весьма известен. В 14 лет он увидел свой первый бал. В 15 лет он уже шел под венец с самым заядлым и богатым, как все вокруг думали, холостяком и балагуром, влюбленным в мальчишку по уши и готовым отрезать за него себе не только бороду, но и ногу. И ни смотря на столь огромную пропасть в возрасте эту пару нельзя было назвать несчастной.
- Всё же, я думаю, подписывать договор с лордом Санрэза… Всё же маркиз очень странный тип. Продавать через него драгоценные камни было бы намного выгодно, к тому же он дружен с нашим герцогом… Но что-то мне не нравится в этой сделке. 38% это слишком много.
- Не знаю, не знаю, Виктор. Мне будет тяжело разобраться самому с ювелирами. Мой отец, да упокоят Троя его душу, предпочитал отдавать все свои земли в Маломорье под вспашку и пастбища. Ему казалось, что это более выгодное дело… Ещё три года назад я считал что это пережитки прошлого, а сейчас, кажется, начинаю сожалеть, что не продолжил его дело. Слишком много мороки с этой добычей.
- Но это и есть пережитки прошлого! Сейчас совершенно другие времена, другие люди. Ты нисколько не прогадал! Говори спасибо Всевышнему и его родне, что на всех твоих землях есть куда копать и что добывать.
Морган лежал на боку, приподнявшись на локте, и хмуро смотрел в бокал, слушая, как друг аппетитно хрустит овощами и пробует мясо. В черной бороде Виктора уже застряли крошки от хрустящего хлеба, которые он периодически пытался вытряхнуть.
- Так-то оно так… Только доставлять всё это по Маломорью с каждым днём всё труднее. Разбойников последнее время развилось тоже достаточно, словно их понаплодилось вместе с началом «нового времени». Уже два каравана за месяц уплыло у меня из рук в неизвестном направлении. А это не три и даже не восемь тысяч гир…
Барон призадумался, вытирая руки платком, и нахмурился. Восемь тысяч гир - немалые деньги. На них крестьянин мог спокойно полгода кормить свою семью. Терять такие деньги было неприятно, он прекрасно это знал.
- Знаешь, возможно, к середине зимы я смогу представить тебе решение этой проблемы, - наконец вымолвил Виктор, поглаживая бороду - Хотя это и должно было стать сюрпризом. Видишь ли, я тут зря времени не терял и вложился в одно дельце…
- Что ты там задумал? Если хочешь мне скинуть своих ищеек - не выйдет.
- Что ты, Морган! Эти псины давно в прошлом! Максимум, для чего я их всё ещё развожу, так это в дань уважению моей покойной матушки - уж очень она любила этих псин… В отличии от матирэ. Какая женщина была боевая.
- Не уходи от темы! Куда ты на этот раз решил спустить деньги? - вздохнул виконт, со смехом глядя на приятеля.
- Не спустить, а выгодно вложить! Я заинтересовался юными дарованиями Аргона. Оказывается у нас много смышленых жителей. Провел конкурс с поддержкой графа Трулэна на лучшее изобретение… Бедный одинокий старик совсем не знает, чем ещё заняться… Победителю я пообещал оплатить постройку его изобретения. И, конечно же, победитель нашёлся.
- И что же это за великое изобретение? Механический конюх? Или новый мушкет? - скептически спросил Тинор.
Такой тон виконт делал только тогда, когда не хотел подавать виду, будто бы ему интересно. Только вот барон прекрасно знал эту интонацию - «мне настолько не интересно, что ты должен сам мне всё рассказать и не заставлять меня тянуть из тебя клещами, а я снизойду и выслушаю!».
- Паровые машины!
Минутная пауза.
- Паровые машины? В каком смысле?
- В прямом! Машины, приходящие в движение с помощью пара! Твой уголь весьма поможет им в этом! Это большая железная машина с паровым котлом внутри, которая будет тянуть за собой множество железных тележек на хорошей скорости. Мы уже проложили специальную железную дорогу от Аргона до Сабасана. Наша паровая крошка будет мчаться напрямик отсюда в порт. Сейчас мы занимаемся дорогой к Сандору, Городу Королей. Питер придумал даже повозки для пассажиров, со всеми удобствами. Такие, что ни одному знатному лорду не будет стыдно прокатиться до столицы, - с восторгом восьмилетнего мальчишки пояснил барон.
- Это… - Морган потянул, подняв глаза к небу, словно желая помучить Виктора ещё подольше - …неплохая идея! Я удивлен, но она, правда, хорошая!
- Так значит, я могу рассчитывать на твой уголь? Не хотелось бы мне связываться с виконтом Троза.
- Да, вполне можешь! - Энджел слушал лордов довольно посредственно, внимательно наблюдая за Эротом, но тот, пытаясь поймать лучики солнца кожей продвигался всё дальше от их компании. Омиро Тинор тяжело вздохнул и поднялся с ковра, направляясь к юноше. Двум лордам уже было совсем не до своих омиро. Они теперь напоминали двух мальчуганов, обсуждающих свои игрушки - Уже испытывали? Какую скорость развивает?
- Почти 25 миль в час!
- Ого, это хороший результат… Вдвое больше чем лошади! И не нужно время на остановку, передышку. Это же восхитительно, Виктор! Считай, что я в деле!
Энджел осторожно приблизился к юноше и встал за его плечо. Тот, словно не замечая его, «купал» ладони в лучах и улыбался солнцу. На этом лице совсем не отражались те заботы и то временное и странное помешательство, о котором с такой горечью рассказывал барон Эльгваль.
- Невозможные. Они ведь опять говорят о делах, не так ли? Это утомляет, - зеленоглазый Омиро даже вздрогнул, когда Эрот заговорил, разомкнув вдруг светлые ресницы. - Оставим их… Давай пройдемся.
Энджел только коротко кивнул, и они вместе направились неспешным шагом вперед, к лабиринту из высоких, тщательно выстриженных кустов. Омиро Тинору ещё никогда не приходилось оставаться наедине с этим белокурым юношей. Всё их общение раньше и сводилось к тому, что он просто присутствовал в его компании, просто вставлял ненароком слова. Он даже понятия не имел, какой был на самом деле Эрот. Ему казалось, будто это ничем не уступающий Френсису мальчишка - игривый, забавный, беззаботный и смешливый, использующий любую ситуацию себе во благо. Все его движения сквозили грациозной властью и хитростью.
- Ты меня смущаешься?
- Что вы, омиро Эрот! Я вами восхищаюсь!
- Энджел, я всего лишь омиро, как и ты. Я из твоего поколения. Ты можешь не обращаться ко мне на «вы».
- Прошу прощения, просто я немного жалею о том, что не познакомился с вами до нашей свадьбы с Морганом, - улыбнулся юноша. Ему было приятно, что столь обворожительный омиро не заставляет его соблюдать все правила этикета общения. - Я ведь не особенно-то и выходил в свет.
- Мне рассказывал об этом Френсис! О своем лучшем друге, который большую часть времени живет как маленькая птичка в клетке поместья родителей. Мне тоже жаль. Я не так долго знаю Френсиса, как ты, но он один из немногих, кого я могу назвать другом. Я хотел бы называть так же и тебя. Ты пропустил очень многое в своей башне, принцесса, пока мы с Френсисом искали себе приключений, - губы Эрота растянулись в приветливой улыбке, он подхватил собеседника под локоть и дальше они уже шли рядом. - Ты ведь был помолвлен?
- Да. С шести лет. Мне не сообщали с кем. Наверное, чтобы не травмировать. Думаю, это был какой-то очень богатый и старый лорд. По крайней мере, когда его не стало, мне очень быстро нашли супруга.
- Судьба видно поцеловала тебя при рождении в макушку, - засмеялся юноша - Я знаю только одного богатого и уже не молодого лорда, которого могу назвать красавцем. И он занят мной. К тому же виконт Тинор… Уж такую «замену» супруга можно назвать разве что сказочной.
- Благодарю за щедрый комплимент!
- Какие там комплименты! Вы отличная пара с Морганом.
Дальше они шли молча, вслушиваясь в пение птичек и отдаленные звуки скрипки, доносящийся откуда-то из сада. Эрот даже пытался им подпевать, хотя у него не слишком получалось. Природа благоухала и одаривала лучами их бледную, кожу. Божественный дар Троих и Единого - солнце - проникало повсюду, играя отблесками на листве и мощенной диким камнем тропинке. Они уже прошли большую часть зеленого лабиринта, когда Эрот вдруг остановился и заговорил:
- Это ведь Френсис посоветовал тебе поговорить со мной?
- Да… - юноша немного опешил, но всё же ответил - Он сказал, что вы с Нейтаном хорошие друзья. Что ты мог бы мне помочь.
- Помочь разобраться или помочь вернуть безделушку? Что-то могу, а что-то и нет… Это… Случилось здесь?
Омиро оглядел взглядом ещё один коридор. Зеленые стены, в глубине такой же поворот, как и другие - почти ничем не примечательный. Но почему-то в коленях появилась мелкая дрожь.
- Не знаю. Наверное. Это столь важно?
Эрот повернул голову на своего спутника и внимательно изучил его сощуренным взглядом тёмно-синих глаз. Он покачал головой и продолжил.
- Нет. Это не важно. Просто ты слишком волнуешься.
- Что известно двоим - уже не тайна, а троим - так и до всего мира не далеко, - нервно выпалил юноша, сжимая мешочек в пальцах.
- Да. Но можешь не волноваться. Я слишком дорожу дружбой с Френсисом, чтобы подставлять тебя. Мне нет никакой выгоды от этой глупой и спонтанной интрижки, даже совсем наоборот. Я даже не уверен, что это интриги. Скорее оплошность. Случайность.
- В каком смысле?
- Я не сомневаюсь, что тебя сюда могли заманить, если учитывать тот факт, что тебе подсказали пойти именно сюда. Но всё это очень странно…
- Что конкретно?
- Видишь ли, Энджел, - вздохнул юноша, направляясь дальше по лабиринту, утягивая за собой взволнованного и внимательно ловящего каждое его слово омиро - Тебя направила сюда компания кавалеров ордена Серебряного Восхода, что само по себе странно. Ведь они не любят омиро, и их единственным другом из нашего общества является лишь взбалмошный сынок графа Фаэ. А уже здесь ты нарвался на кого-то. Предположительно на Нейтана Трозу. Только вот дело в том, что Нейтан не общается, да никогда и не общался ни с кавалерами, ни с Ксандром, ни с кем-либо из его окружения. Это первая причина, по которой я сомневаюсь в этой версии… Но есть и другая, о ней позже. Вместе с тем и украсть браслет с руки самого сына герцога, пусть даже последний теперь плюется при одном только упоминании об их родстве, дело, знаешь ли, опасное. Нейтан, конечно, сильно упал в иерархии Маломорья, но подставлять его слишком опасная затея. Никто бы не решился на такое!
- А что за вторая причина? - спросил Энджел. Они уже вышли к центру лабиринта и теперь стояли у большого фонтана с золотыми рыбками.
- Вторая? Ах да… Я отдаю всё же предпочтение той версии, в которой участвует Нейтан. Хотя бы потому, что не знаю ни одного сумасшедшего, который пожелал бы лишиться руки при попытке украсть этот браслет. И омиро Троза никогда бы не отдал его добровольно. Он не враг себе. Если будет хоть один повод уличить его в измене - его ждет от двадцати до сотни ударов розгами прямо в зале суда, - отрывисто ответил омиро, делая особенный нажим на последнюю фразу.
Энджел нервно сглотнул, присев на край фонтана. Он прекрасно понимал, что если всё раскроется, то ни одного Нейтана ждёт такой приговор. А между тем Эрот продолжал уже более спокойно:
- Я думаю, это был всё же он… Хотя это и дикое предположение. Я понимаю, почему омиро Санрэза отправил тебя ко мне - он был в таком же смятении, что и я сейчас. Мне тоже тяжело поверить, что это мог быть наш златоглазый красавец, - юноша присел рядом с омиро Тинором - Знаешь… Мы хорошо знаем Нейтана. Обстоятельства заставили нас сблизиться, хотя я вовсе не жалею об этом. Он, правда, очень любит своего мужа. Хотя этот горец весьма своеобразный человек. Нейтан мало что рассказывает нам в последнее время, но он без ума от Захарии, уж это я знаю наверняка.
Энджел внимательно изучал золотых рыбок, проплывающих под водной гладью и сверкающих своими красноватыми спинками. У него начинала кружиться голова от непонимания. Словно всё вокруг - всего лишь дурной сон, навеянный усталостью, болезнью, да чем угодно. Что угодно, только бы не поверить, что это всё реальность, что это всё происходит с ним. Зачем ему всё это знать? Нет, больше всего его теперь злило и тревожило, что он ещё тогда, в лабиринте пожалел этого незнакомца и не закричал.
- Не переживай, Энджел. Я знаю, ты злишься на него…
- Нет, всё в порядке, - выдохнул уже спокойно зеленоглазый юноша и положил свою ладонь на руку Эрота. - Просто… Мне страшно, наверное.
Омиро Эльгваль мягко улыбнулся и погладил горячую ладонь собеседника и его прохладные пальцы успокаивали Энджела с каждым движением всё больше.
- Ты сказал, что вас сблизили обстоятельства… Как это? - зачем-то спросил он.
Эрот поднял тёмно-синий, как ночное небо взгляд, и в нем читалось удивление. Он словно раздумывал, отвечать ли на этот вопрос. Однако, пожевав уголок нижней губы, он цокнул, видно отпуская свою совесть постоять в углу, и заговорил:
- Рано или поздно ты всё равно услышишь об этом! Дело в том, что виконт Троза приехал в Аргон сравнительно недавно. С его первого появления прошло не больше четырех лет. За всё это время он немного выучил наши традиции, хотя в основном исковеркал их до своего дикарского северного понимания. Не от того что глуп, Захария весьма умён! Скорее от того, что либо относится к нашим традициям небрежно и без почтения, либо вовсе надсмехается над ними в свойственной для себя форме.
Два года назад в доме у отца Френсиса, графа Таргариена, состоялся большой бал в честь начала летнего сезона. Герцог тогда не смог приехать, как и его дочь. Они вместе уехали в Королевский Город к императору. Но зато приехала матушка его детей, его омиро и, конечно же, его сын и наследник Нейтан с лучшим другом - виконтом Троза. Нейтан вообще был желанным гостем в семье Френсиса. Ещё бы! Любимый племянник омиро Таргариен! Для него в их поместье была даже отдельная комната с кабинетом, и даже свой жеребец в конюшне. На празднике было много закусок, приглашенных певцов, прекрасная музыка, фейерверки и конечно целые ковры из цветов! Однако запомнился этот бал вовсе не своим убранством… В самый разгар веселья, виконт Троза попросил слова. Он очень долго благодарил, что его приняли в свой круг столь высокие господа, что он в упоении от Аргона и рад услужить нашему герцогу, что благодарен ему не в меньшей степени за помощь и возможности обрести среди нас свое место, назвать эту землю своим домом. Ему аплодировали даже громче, чем того позволял этикет, уж поверь мне. Однако закончилась его речь так, как не ожидал, наверное, никто на том балу.
В конце он с радостью объявил о помолвке, о том, что теперь тоже заканчивает свой холостяцкий образ жизни и жаждет поделиться этой новостью со всеми. И своим омиро он назвал единственного сына герцога - Нейтана Конифай. Признаться, Нейтан не был смущен в тот момент… Он спокойно подошёл в полной тишине к Захарие, подтверждая его слова. Никто в зале даже не мог шевельнуться.
Энджел во всех красках представил себе тот шок, который должно быть обхватил тогда всех гостей. Он слышал об этой истории, но был уверен, что лорды пошутили, и даже не интересовался позже, чем всё это закончилось. Когда целые дни проводишь в пределах поместья, внешний мир кажется очередной книгой, прочитанной в семейной библиотеке; сном, который можно посетить раз в неделю при выезде в город или раз в три-четыре месяца на балу под чутким присмотром матирэ, отца и старшего брата. И лишь два года спустя, на балу у барона Эльгваль омиро Тинор увидел развязку той необычной истории - нового омиро Нейтана.
- Должно быть, его матирэ чуть не сошел с ума…
- Нет, он просто стоял с матушкой Лили и в ужасе наблюдал, как его сын рушит надежды герцога. Они буквально сгорали от стыда под косыми взглядами присутствующих. Но это был не верх унижения.
- Что может быть хуже?
Эрот криво усмехнулся и покачал головой.
- Что? Следующей своей краткой речью и действиями Захария унизил своего будущего омиро. Он видно очень готовился и внимательно изучил наши традиции… Точнее ему так казалось. Он подарил Нейтану традиционный подарок от жениха - первое платье из рук будущего мужа. Только вот подарил не так, как велят традиции. Не в кругу семьи на последних смотринах, а при всех титулованных особах Аргона.
Нейтан с ужасом уставился на Эрота, не веря своим ушам. Так исковеркать столь семейную, можно даже сказать интимную традицию! Наверное, у всего рода Конифай волосы на голове зашевелились, и предки завыли в склепах от такого позора.
- Нейтан стоял ни жив ни мёртв… Он с таким непониманием и горечью смотрел на виконта Трозу… Только тот похоже совсем не понимал, что же сделал не так. Он всучил ему платье и попросил пойти переодеться. Да, это тоже традиция. Омиро должен пойти и примерить первый подарок жениха, выйти к нему после. И помогать ему наряжаться должны все родственники и друзья, являющиеся омиро, которые учувствуют в смотринах, так сказать, провожая его в семейную жизнь.
- Да… Это самый долгожданный момент в жизни каждого омиро. Наверное, долгожданнее, чем свадьба.
Юноша грустно кивнул, опустив ладонь в воду и перебирая пальцами, словно пытаясь погладить рыбок, проплывающих под ними по скользким спинкам.
- И Нейтан пошёл. Он с каменным лицом повернулся и, ни на кого не глядя, направился в свою комнату, прижимая к груди подарок жениха. Знаешь сколько за ним пошло омиро? Ни одного! Никто даже не сдвинулся с места. Все смотрели ему в спину, и никто даже не шелохнулся. После того как шаги Нейтана стихли, они ещё некоторое время переглядывались и стояли. Я тогда взглянул на Френсиса… Я поймал его непонимающий и раздраженный взгляд, направленный на своего матирэ. На лице его матирэ была просто брезгливая маска презрения. Когда они встретились взглядом, Френсис смотрел на него в упор, а потом медленно покачал головой из стороны в сторону всем своим видом давая понять, что страшно разочарован в своём родителе. Я помню, он тогда взял меня за руку и потянул за собой. Я знал, куда мы идем и зачем. И прекрасно понимал его! Только что ведь перед его глазами унизили его любимого кузена! А после всего от этого несчастного отвернулись в один миг все! Даже самые близкие люди… Да, мы могли потерять свой статус таким поведением, но разве же мы могли бросить его?
Омиро Тинор только лишь кивнул, пытаясь представить, каково ему было бы на месте Нейтана. В одно мгновение потерять титул, наследство, родных и даже хорошее мнение о себе. Должно быть, тогда молодому маркизу было совсем не сладко. Омиро вдруг стало горько и обидно за бывшего наследника герцогства. Он помнил его совсем другим и даже боялся думать, какой позор испытал юноша.
- Мы нашли его в старом кабинете. Он сидел на полу, обняв платье, и смотрел опустевшими глазами в стену. Я такие стеклянные глаза видел только у умирающих волков на охоте, когда они испускают последний вздох… Когда Френсис опустился рядом и молча обнял его, Нейтан громко и тяжело задышал, словно только что долго находился под водой. Представь, словно он сидел и забыл, как дышать до нашего прихода. Он не плакал. Он просто страдал. Знаешь, так сухо, без крика, сипа, слез… Но он едва дышал, от мучений. Я тогда, помню, тоже сел на пол и взял его за руки. Вот так мы и просидели всю ночь, не стали спускаться. Даже уснули так же… Нас никто не тревожил. А днём мы отвезли его к Захарие, ведь домой ему теперь нельзя было. Мы помогли ему быстро освоиться в новом положении. А через три месяца они сыграли свадьбу. Не смотря на все события того бала, гостей на их свадьбе было предостаточно. Нейтан ведь способный… Он за эти пару месяцев до венца уже в облике омиро хорошо поднял себе репутацию - так, что все словно забыли, будто он когда-то был лордом. Разве что судачили по углам о его выходке. Но с отцом он с тех пор не видеться. Герцог вообще будто забыл о его существовании.
- Это очень грустная история… - смог наконец-то вымолвить Энджел - Он ведь и вправду мог бы стать прекрасным правителем для Аргона.
- Я очень благодарен тебе, - внезапно улыбнулся Эрот, подняв взгляд на омиро Тинора и, опережая его вопрос, пояснил - Если это всё-таки был Нейтан, то спасибо тебе, что не выдал его!
Ангел коротко кивнул и осторожно развязал мешочек на руке, достав браслет и протянув его юноше. Тот осторожно взял украшение и внимательно осмотрел его. Он провел по золотым вкраплениям подушечкой пальца и остановился на лошади, изображенной в центре.
- Надо же… Герб герцогского дома, - он улыбнулся и поднял взгляд на зеленоглазого омиро - Так скажи, что ты хочешь? Вернуть этот браслет или разобраться во всём?
Энджел задумался. Он всё ещё не решил для себя, что было ему нужнее. Нейтан был для него странной загадкой, тайной к которой хотелось прикоснуться. Маленькой головоломкой, загаданной ещё в детстве, когда он впервые услышал о юном маркизе Конифай. Он должен был понять, что происходит. Он должен был узнать правду!
- Я хочу и того, и другого, - утвердительно ответил юноша.
- Что ж. Тогда тебе самому придется отдать ему это. Думаю, тебе он расскажет больше, чем мне или Френсису, - вздохнул омиро, протягивая браслет - Спрячь его подальше. Никто не должен видеть его у тебя, иначе вам обоим из этого не выпутаться. А я пока попытаюсь разузнать что-нибудь. Если всё-таки моя версия окажется неправильной, я должен знать, кто хочет подставить моего друга.
- Я тоже хотел бы знать… Теперь мы с Нейтаном, похоже, в одной связке. Я тоже хочу знать, кто хочет опозорить нас и загубить моё счастье.
запись создана: 16.09.2011 в 19:18

@темы: творчество, сёнэн-ай, роман, в ожидании чуда

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Маленький дрянь

главная