Sora Ro Siiki
Я - маленький дрянь!
Наконец-то!
Глава II
(два года спустя)
Первый бал
или
Светское общество Аргона

(вторая часть "ониксовый браслет")


Бежали они не так уж и долго. Похоже, Френсис желал лишь скрыться от прежней компании лордов. На них все оглядывались и удивлённо провожали взглядом абсолютно счастливых юношей. Остановились они около колоны, там, где широко распахивались стеклянные двери и каменная лестница, заставленная большими горшками цветов, уводила в сад к пруду и лабиринту из высоких ровно выстриженных кустов. Тяжело дыша, юный омиро Санрэза засмеялся, сощурившись, и повернулся к другу, крепко обхватив его за плечи.
- Боже, Ангел! Как же я рад тебя видеть. Я думал, что ты уже не вернёшься… - Френсис крепко обнял юношу, от чего тот покраснел, но обхватил в ответ тонкую талию, туго затянутую в корсет.
- Почему ты так решил?
- А как я должен был подумать? Вы уехали на отдых, в путешествие, а вернулись… Мы почти два года не виделись.
- Полтора... – поправил Энджел, мягко улыбаясь и отстранившись от омиро. – Я тоже скучал по тебе, Френсис. Вижу, ты тут зря время не терял. У тебя такой красивый супруг.
- Но-но! – шутливо фыркнул тот, ткнув Энджела в плечо веером – Заглядываешься на моего мужа?
- Что ты! И своего по горло, – оба юноши весело засмеялись.
- После того как ты выскочил замуж, мой отец стал активно выдавать меня. Постоянно вывозил на балы, лодочные или конные прогулки. Я бы не сказал, что мне это нравится. Я с детства не проявлял расположенности к положению омиро.
- Да, фехтование для тебя было лучше танцев.
Френсис невесело усмехнулся и уселся на скамейку, стоящую на лестничной площадке как раз напротив стеклянных дверей, ведущих в главный зал. Дождавшись, пока рядом присядет и его собеседник он вальяжно раскинул по спинке руки и ответил:
- Буквально через месяц я встретил маркиза Санрэза. Нас познакомил мой отец, предварительно предупредив, что именно этого человека он желает видеть зятем. И только! Проще говоря, у маркиза был выбор ещё между тремя омиро. А у меня выбора не было. Хотя не буду врать, что он мне не понравился. Он чудесен… Однако мне было так неудобно. Я делал всё правильно, говорил учтиво, и он ужасно мне нравился. Однако я всё время пытался куда-то сбежать. – омиро Санрэза раскрыл веер и стал быстро обмахивать им шею.
- Что же дальше?
- В скором времени приехали люди и оповестили, что маркиз выбрал себе омиро. Через месяц сыграли свадьбу. Пышную, помпезную, с размахом, как и положено праздновать такие события столь знатным людям. Гостей было столько, что праздник перенесли в лес, где устроили охоту, расставили шатры… Признаться, я и там пытался скрыться, только супруг не позволил. И я ужасно печалился, что вы с супругом так и не смогли приехать.
- Прости меня, Френсис. Я очень хотел приехать, но я должен везде следовать за Его Милостью… - вздохнул, оправдываясь Энджел – Надеюсь ты не слишком скучал.
- Ну что ты. Я скучал ровно до 12 ночи, а после мы оставили гостей и удалились.
Омиро Тинор весело засмеялся, сверкнув глазами:
- О, самое весёлое в день свадьбы происходит только после самого праздника.
Оба юноши многозначительно переглянулись и засмеялись. Словно и не было этих долгих месяцев расставания, этих печальных писем и воспоминаний о детстве у камина, когда муж задерживался почти на полночи. Когда так сильно чувствуешь себя покинутым и одиноким, очень часто вспоминаешь о детстве. О том, как вы вместе росли, как ругались, ссорились, мирились. Как украли лодку в графстве Таргариен и пытались уплыть на ней до Мерикона. И не важно, что это ужасно далеко и на лодке из озера туда не доплыть. Как сбегали от нянек во время прогулок с родителями и пугали лошадей в табунах, как плели им косички, валялись в сене в дорогих нарядах и чулках. Как купались в горной реке в одних панталонах, а после с визгом убегали от всё тех же нянечек и конюха Джузеппе. Как дразнили старших братьев – юного графа Таргариен и баронета Сирил, как кидали в них жёлудями или разрывали их подушки. Как после оба в платьях и шляпках стояли в углу или сидели взаперти, подолгу не виделись и мечтали, что вскоре снова встретятся и чем-нибудь насолят старшим братьям, и родителям, и прислуге…
Пожалуй, если бы их семьи не состояли в таких дружеских отношениях, то у Энджела никогда бы не появился такой замечательный друг, подталкивающий его на самые невероятные свершения и приключения. Так продолжалось, пока Энджел не вышел замуж и не уехал. Теперь беззаботному детству и шалостям пришёл конец. Они снова сидели рядом. Но уже не младшие сыновья двух знатных родов, а два омиро. Супруг виконта Тинор и супруг маркиза Санрэза – спутники своих знатных мужей, знающие и, несомненно, выполняющие свои обязанности.
Энджел отвёл взгляд в сторону зала. Там ходили пары, смеялись люди. Иногда пары расходились и можно было увидеть, что в центре зала показывают какое-то представление приглашенные бродячие артисты, которых так любила титулованная публика.
- Странно… - тихо, с тенью грусти проговорил Ангел – Я слишком мало посещал балов, в отличии от тебя и различных праздников. Мне нужно помогать мужу подняться, а я вдруг поймал себя на мысли, что совсем не знаю этих людей. Из всех здесь присутствующих я знаю трёх, четырёх, может даже пятерых, но они меня не узнают.
- Ты скоро вольёшься в эту компанию. Здесь не дикие звери, поверь мне. Они конечно со своими странностями и некоторых стоит опасаться, но не в большинстве своём это добрые и интересные люди. Главное знать, с кем общаться.
- Тебе легко говорить, Френсис. Ты уже с многими знаком.
- Почти со всеми…
- …почти со всеми, – немного печально, но с восхищением повторил юноша – Я не знаю с кем общаться. И не смогу как ты…
- Позвольте, Ваша Милость, а чего же тут мочь? – искренне удивился омиро – Предположим, что язык у тебя подвешен далеко не хуже моего. Да и предполагать нечего! Ты очарователен, Ангел, и тебе уж нечего боятся, поверь мне. А что касается остального, так я помогу тебе.
Френсис вальяжно поднялся и кокетливо улыбнулся проходящему мимо лорду. Тот усмехнулся и спустился вниз по лестнице в сад. Энджел тоже встал с лавочки и встал рядом с другом, проводив лорда взглядом.
- Ну вот, Ангел. Это прошёл барон Козэк. Не скажу что он богач, но очень галантный мужчина и много поведал. Любит странствовать.
Обмахиваясь веером, омиро Санрэза подхватил друга под локоть и они оба направились в зал. Все гости хлопали в ладоши и следили за каким-то представлением в центре зала. Френсис поймал кого-то из слуг с подносом и забрал у него два бокала с вином, вручив один юноше. На них уже никто не обращал внимания, и юноша с рубинами на платье говорил в полголоса, не боясь, что их могут услышать или осудить.
- Смотри внимательно. Там справа лорд Бэнтэн и лорд Колиэ. Оба графа. Зарабатывают тем, что держат таверны в городе. Их лучший друг… Смотри, сегодня он не с ними… Баронет Август Сэлонус. Говорят, что он держит публичный дом вместе с мадам Титуй, приехавшей с востока. Этот домик знают все, но никто даже не смеет жаловать на них.
- Почему?
- Наивный! Где же будут по твоему проводить ночи знатные люди, когда муж или жена опостылела, а любовника сил найти нет? – засмеялся Френсис, ведя друга мимо баронета Сэлонус и, по пути, подмигнув ему – Но, поверь мне, нас это точно не касается. И так, продолжим! Здесь все между собою связанны некоторыми обязательствами и грешками. У каждого за душою что-то есть. И все молчат, как рыбы, строя из себя таких высоких и нравственных особ… Вот посмотри, например баронесса Лэйтао занимается тем, что продаёт женщин в дома как рабынь или слуг. А иногда и по частям. Ой, Энджел, тебе плохо? Ты не бледней…
- Нет, всё хорошо, продолжай, - быстро выпалил юноша, обмахиваясь веером.
- Это не доказано, просто слух. Поэтому её невозможно обвинить.
- Боже, хоть кто-то занимается чем-то достойным? – печально вздохнул омиро Тинор.
- О, ну конечно. Я просто называл тех, с кем не стоит общаться. Вот… Видишь вон ту компанию, что ближе к представлению? Это кавалер Альвадас Айтар, кавалер Сабурай Сузэр и баронет Чабанн Чес. Они военные люди, офицеры, и с ними тяжело общаться, но уж если стал их другом – ни одна неприятность тебе не страшна. К тому же они безумно симпатичные и всегда носят военную форму. Правда не жалуют омиро. Предпочитают женщин.
- А кто это с ними в пышных платьях?
- А, это леди Абель Аиша и юный граф Ксандр Фаэ. Ксандр ещё не является омиро, но он младший сын графа Фаэ, для него эта участь неизбежна. Поэтому он носит все эти платья. Но он друг кавалерам – это несомненно. Будь внимательнее, Ангел. На этот квинтет лучше не попадаться. Тем более, когда они вместе и все впятером нетрезвы… Армейские шуточки в твой адрес – это ещё будут пустяки, сравнимые с цветочками.
Энджел был порядком взволнован. Его волнение усилилось, когда молодой граф Фаэ сорвал с пробегающего шута колпак и затряс им в воздухе, пытаясь приманить им артиста как собаку. Все впятером залились громким смехом, проливая из бокалов шампанское. Похоже, что гости тоже оценили их шутку.
- Мне кажется, ты знакомишь меня не с теми людьми… - краснея и заикаясь, пролепетал омиро Тинор. – Мне кажется, что я не найду здесь ни с кем общий язык, как бы сильно это не было нужно моему мужу.
Френсис удивлённо посмотрел на него и широко улыбнулся, поправив складки своей юбки.
- Ну что ты, Ангел. Здесь все очень интересные люди, я уже говорил тебе. Просто к каждому свой подход.
- Боюсь этот «подход» я не смогу им предоставить… - пролепетал юноша, смущаясь ещё сильнее.
- Ох, дорогой мой! О чём ты думаешь? Здесь не обязательно задирать юбку, чтобы кому-то понравится. Нет, ну несомненно ты понравишься тут же… Но тем, перед кем стоило бы так сделать, достаточно кокетливого взгляда, манящей улыбки и оголённого плечика. Делай это так, чтобы оставаться загадкой. И твой лорд, как единственный хранитель разгадки, будет подниматься в их глазах. Как поставишь себя – так к тебе и будут относиться.
Омиро Тинор нерешительно кивнул и покрепче прижался к другу, словно боясь, что тот отпустит его локоть и упорхнет. Тот, в свою очередь, вёл его всё глубже в дом и вскоре они оказались в какой-то полутёмной комнатке с камином, по всей видимости, гостиной. Мимо них прошествовал мужчина в богатом камзоле и белых чулках с ярко подкрашенными глазами. Эти цепкие глаза-буравчики впились в лицо Френсиса. Омиро, в свою очередь, лишь усмехнулся, отвечая таким же нахальным и открытым взглядом. Мужчина приблизился вплотную, замедлив шаг перед самым их носом. Не смотря на то, что в дверях было достаточно места для того чтобы пройти и шестерым, этот человек от чего-то протёрся с Френсисом слишком близко и после, как ни в чём не бывало, быстрым шагом направился дальше. Омиро Санрэза ещё некоторое время провожал его снисходительно раздражённым взглядом, а после повернулся к другу и, увидев в глазах того немой вопрос, поправил причёску и ответил:
- Ничего особенного. Это граф Миклай Ломэнто – наш судья и друг моего супруга. Не смотри на меня так, Ангел! У меня с ним и быть ничего не может, просто его взгляд редко кто может выдержать, поэтому и соревнуемся… К тому же, его лучше держать на коротком поводке. Какими бы друзьями с Лукой они ни были, но личная симпатия судьи Аргона никогда не помещает.
Энджел лишь поднял брови, удивляясь и, пожалуй, восхищаясь глубоко в душе такой прыти друга. Френсис всё больше удивлял его. Однако, у него стоило бы многому поучится. Как только они прошли в гостиную, на него устремились почтительные и одобрительные взгляды собравшихся здесь. Кто-то даже уступил им место на софе, от чего оба тут же отказались, уверяя, что задержаться совсем не на долго.
В гостиной было много народа. Здесь, похоже, играли в рулетку. При чём большинство из гостей принимали участия в роли зрителей. У игорного стола расположился лишь крупье и несколько лордов, увлечённые ставками и бегом шарика. Энджел и Френсис встали ближе к противоположной двери и стали следить за игрой. Санрэза наклонился к своему другу и, прикрыв лицо веером, продолжал разговор уже шёпотом.
- Смотри внимательно. Там за столом граф Арнольд Шакед – неприятный старикашка, владеющий несколькими парфюмерными лавками и распускающий свои лапы к юным телам и деньгам. Он заламывает такие цены за свои духи, что страшно даже представить, как тратится мой муж на подарки. Тот, что покрупнее, баронет Рогаш Шаррен. Известен во всём Аргоне своей выпечкой. О, это божественные тортики, при взгляде на которые тут же посылаешь ко всем демонам фигуру и диеты. Да что уж говорить, у меня и сейчас от одной мысли о них дух захватывает. Обязательно зайдём и попросим угостить – он никогда не отказывает хорошеньким юношам и девушкам, а ты должен попробовать его изделия! Не бойся, он порядочный человек, добродушный и мягкий как котёнок. Если бы не его страсть к игорному столу, он был бы самым завидным женихом за одни только свои пирожки. – Френсис многозначительно вздохнул, потрогав с сожалением свою талию, туго затянутую в корсет, и в его глазах Ангел тут же прочёл, что за «изделиями сэра Шаррен» они пойдут ой как не скоро. – Продолжим… Справа от нашего булочного вояки сидит граф Альберт Ювен, ему всего 17 лет. Молод, горяч, неопытен во всём кроме дуэлей и любви, но с богатым состоянием своего отца и огромными амбициями. Чуть что – кидается за оружие. В общем, типичный мальчишка, коих полно. Однако же он и здесь смог прославиться. Внимание! Это единственный дворянин, которому указом герцога запрещено появляться на территории Аргона с оружием. Вот он и ходит с телохранителем, словно омиро на выданье.
Лицо и голос Френсиса были такими довольными и насмешливыми, что сомнения, чьё слово повлияло на это решения, практически исчезали. Энджел прыснул, закрыв лицо веером, и, не смотря на то, что на них стали падать косые взгляды некоторых близ стоящих гостей, это нельзя было назвать неприятным, ведь все эти взгляды сопровождались улыбками и усмешками. Похоже, несколько гостей слышали их разговор и шутку оценили.
- Здесь есть интересные люди… А что же герцог? Я помню его с детства, хотя он меня, скорее всего, нет. Помнишь, тогда на конной прогулке нас не пускали в седло, – улыбнулся, погружаясь в воспоминания Тинор.
- Да, кажется, нам тогда было лет семь, и мы ещё ездили в колясках, запряженных пони. Пока взрослые отдыхали на пикнике и пили шампанское, мы отвязали одну из лошадей и пытались уехать на ней в поля.
- Кто же мог подумать, что эта вороная кобылка окажется лошадью самого герцога. Если бы не он, она бы скинула нас, – с улыбкой вздохнул Ангел, вспоминая, как мужчина в чёрном камзоле и золотой лентой через плечо – символом властителя Аргона, выскочил на дорогу прямо перед лошадью, когда перепуганные дети отпустили поводья. Это строгое, но, в то же время, спокойное лицо юноша не смог бы забыть никогда. – Он ведь твой дядя?
- Да, старший брат моего матирэ.
– Может быть мне изменяет память, но я не вижу его среди гостей.
- Память тебе не изменяет! Его здесь и вправду нет. Он стал редко появляться на подобных праздниках, хотя и был их большим любителем. Но здесь его дочь… - понизив голос, ответил Френсис - Видишь? Вон ту девушку в сливовом платье с золотистыми кружевами, что на софе. Маркиза Александра Конифай. Хороша, правда?
Ангел внимательно рассматривал леди, расположившуюся неподалёку от камина. Эта девушка и правда была хороша – бледная кожа, светлые глаза и грива рыжих кудрей. Было видно, как легко и непринуждённо она чувствовала себя в этом обществе - словно у себя в доме полулежала на подушках и курила сигарету, вставленную в тонкий и длинный мундштук. Она громко объявляла свои ставки и цифры, на которые должен был, по её мнению, попасть шарик. И иногда даже угадывала. За её движениями и словами следили практически все. В некоторых взглядах читалась откровенная зависть, в некоторых восхищение, а в некоторых интерес.
- Похоже, её здесь очень уважают, - тихо прошептал Энджел.
- Кто как! Бояться – это точнее будет сказано. Она знатна, богата и своенравна. Никто не может догадаться, что у неё на уме и что она выкинет в тот или иной момент. Но если ты честный человек или в чём-то ей интересен, то не стоит её опасаться. Она одна из немногих женщин, получивших титул и право взять невесту.
- А кто это рядом с ней… Та девушка, что присела.
- О, а это, кстати к слову, её возлюбленная жена. Юлиана Конифай. Кстати, в прошлом баронета Шаррэн и сестра Рогаша – нашего славного булочника.
- Не похоже, что она сестра булочника, - улыбнулся юноша, рассматривая необычно тонкую фигурку девушки. У неё были мелкие и очень миловидные черты лица, небольшой рост и сама она казалась такой хрупкой и тонюсенькой, будто молодая яблонька. Таких девушек он раньше не встречал. – Сколько ей лет?
Френсис только хмыкнул и с усмешкой посмотрел на омиро.
- Пусть тебя не обманывает внешний вид этой бестии. Ей кажется 22 года, и она не такой уж одуванчик, каким кажется на первый взгляд. Представь себе, о том, что они изменяют друг другу всегда и везде, знает каждый в этом зале, включая и их самих. Однако их ни разу не видели в ссоре, а о разводе и речи быть не может! Александре повезло не только с женой. По счастливому для неё стечению обстоятельств, она тоже стала наследницей Конифай. Её доход, помимо наследства и подарков герцога, увеличивается от нескольких табачных заводов и возделывания полей в своих владениях. Правда, как видишь, она любительница азартных игр, поэтому почти всё спускает в игорных домах. Ну а остальное уходит на дорогие наряды и подарки для Юлианы Конифай. Идём… Здесь больше делать нечего.
Юноша снова подхватил Ангела под локоток, и они вместе вернулись в главный зал, в котором снова кружились пары. Пышные платья, звон бокалов, шелест тканей и, словно подыгрывающий музыке смех. Всё было так ярко, так быстро мелькало перед глазами, что в душе поднимались необъяснимое волнение и детский восторг. Словно маленький ребёнок проснулся поздно ночью и первый раз спустился вниз без разрешения родителей. Спустился, и увидел эти смеющиеся лица, эти дорогие наряды, кружащиеся пары, музыку, которую раньше слышал лишь отдалённо, словно сквозь сон. Разве возможно было бы в тот момент подумать, что когда-нибудь он так же будет стоять, в корсете и богато украшенном платье, обмахиваться непринуждённо веером и слушать, слушать, смотреть во все глаза, не боясь, что подбежит папа, подхватит на руки и унесёт наверх, наказав ложиться спать. Только разве можно после такого уснуть? И ребёнок встанет с кровати, подхватит одну из игрушек и закружит её в весёлом танце под едва слышную музыку, доносящуюся с первых этажей. Закружит и будет мечтать, что когда-нибудь вырастет и выйдет в зал, в таком же платье, как у матирэ, в таких же серьгах, что от него будет виться такой же едва уловимый запах духов, что так же сможет подводить глаза и смеяться, и кокетничать и восхищать все одним только своим видом.
- Омиро? – послышался отдалённо чей-то голос, и пелена воспоминаний рассеялась перед Ангелом. Он удивлённо посмотрел на стоящего перед ним мужчину в военной форме, с эполетами и чёрной лентой через плечо. Чернявый, с кожей цвета червонного золота, его кудри были зацеплены в небольшой хвост, а карие глаза впились в лицо юноши. Энджел удивлённо осмотрел мужчину, пытаясь понять, зачем тот протянул к нему ладонь и чуть наклонился вперёд. – Можно пригласить вас на танец, омиро… ?
- Энджел, - быстро подсказал Френсис, встав за спиной друга и не давая тому отступить от мужчины, а после быстро прошептал тому на ухо – Ты что, хочешь отказать кавалеру Чабанн Чес? Кавалеры не часто приглашают мужчин, лови случай.
Омиро Тинор смутился, но положил свою ладонь на протянутую руку кавалера. Тот, не долго думая, повёл юношу к танцующим парам. Оглянувшись, тот смог лишь заметить, как Френсис сделал реверанс перед своим неизвестно откуда взявшимся супругом и сам направился в центр зала. Ангел перевёл взгляд на молодого офицера, который положил ладонь ему на талию. Тепло этих рук можно было почувствовать даже через офицерские белые перчатки и ткань платья. Кавалер улыбался открыто и добро, сразу закружив взволнованного омиро в танце. То, что танцевал Чабанн восхитительно ещё мало сказано. Он был галантен, смотрел только на партнёра, придерживал его. Энджелу даже казалось, что он не ходит, а летает, крепко прижавшись к улыбающемуся офицеру. Время, которое они провели в этом танце, пронеслось совершенно незаметно. После того, как музыка на мгновение стихла, Чабанн Чес проводил юношу до того места, где пригласил его на танец и, поклонившись, удалился с какой-то лукавой улыбкой. Энджел только видел, как он подошёл к смеющимся друзьям и что-то оживлённо заговорил.
- Ну как? Он восхитительно танцует, правда? – подбежавший Френсис, тут же подхватил друга за руку, чуть подскакивая. Видно и омиро Санрэза зря времени не потерял и провёл этот танец с мужем.
- Да… Но…
- Ох, Ангел! Ты даже представить не можешь, какие лица были у остальных, я-то видел. Ты так нежно держал его за плечи… Думаю ему тоже понравилось, даже если он танцевал на спор! Представь, с кавалерами жаждет потанцевать каждый омиро и каждая леди в этом зале! Они великолепны. А уж какие взгляды на тебя бросает юный Фаэ.
- Граф Фаэ? – удивлённо переспросил Энджел и стал выискивать компанию взглядом. Искать долго не пришлось. Правда, увидел сперва он не их. Его взгляд остановился на фигуре в пышном платье оливкового цвета и красно-рыжих волосах, закрученных в локоны и слегка приподнятых. Он стоял, скрестив руки на груди, поджав губы, и пристально через весь зал рассматривал омиро Тинора единственным светло-карим глазом с лёгкой зеленью. Второй глаз был скрыт за бархатной чёрной повязкой. Не узнать графа Ксандра Фаэ было просто невозможно, особенно когда вокруг, смеясь, стояли его приятели, что-то оживлённо обсуждая. – Уйдём отсюда, Френсис… Мне кажется здесь становится слишком жарко.
Санрэза проследил за взглядом друга и, увидев пристально изучающего их Фаэ, хохотнул:
- И вправду… Воздух накаляется.
Оба омиро вышли из зала на свежий воздух, рассматривая гостей уже от стеклянных дверей. Здесь было много интересных личностей, с которыми Энджел хотел бы познакомиться. Многие из них приветствовали их, проходя мимо, некоторые останавливались. Френсис снова поймал слугу, забрал у него два бокала, с диким сожалением, вместо пирожного взял с подноса кусочек апельсина и отправил слугу дальше. Ускользнув от взгляда графа Фаэ, юноша почувствовал себя намного лучше и даже выпил с Санрэзой шампанского. Они разговаривали без умолку, вспоминая детство и рассказывая о мужьях пустяковые глупости, которые, в прочем, могли доверить только друг другу.
- Кстати, - прищурившись, произнёс через некоторое время Френсис, уставившись куда-то в зал. – Хочу рассказать тебе ещё один забавный случай. Хотя ты о нём слышал, но, думаю, немного. Видишь вон того омиро у стола, говорящего с твоим мужем?
- С Морганом? – удивлённо переспросил Ангел, осмотрев столы и заметив двух болтающих людей. Рядом с виконтом Тинором стоял миловидный юноша с изящными чертами лица, одетый в яркое бирюзовое платье, расшитое паутинками сверкающих камней. Он был красив, с чёрными локонами, спускающимися на обнажённые плечи. Похоже, Морган был очень увлечён беседой с этим юношей, что не могло не вызвать в сердце Ангела отголоска ревности. Он скользил взглядом по фигуре незнакомца, по его блаженному, словно пьяному лицу, по тому, как непринуждённо он облокотился на стол рукой и поясницей, смотря на виконта снизу вверх, но с таким снисходительным интересом, словно был на голову выше мужчины. Было видно, как алые губы растягивают слова. Его пушистые реснички чуть подрагивали во время разговора, иногда из-под них был виден лукавый взгляд золотисто-карих глаз.
Френсис внимательно наблюдал за своим другом, за тем как на его лице стала проступать какая-то странная печаль и боль.
- Не волнуйся, Энджел. Он кокетничает со всеми, но ни за что не изменит своими тирану-мужу.
- Кто это?
- Ты должен был хоть иногда о нём слышать. Это омиро Троза. Бывший маркиз Нейтан Конифай, сын нашего герцога и его единственный наследник. Теперь понимаешь, почему маркиза Александра получает наследство? – Ангел так резко оглянулся на друга и широко открыл глаза, что тот, удовлетворённый произведённым эффектом, продолжил – Да, эта ещё одна местная легенда. Первый лорд за последние триста лет, отказавшийся от своего титула в пользу мужчины и ставший омиро по собственной воле и собственному желанию.
Словно не веря своим глазам, Энджел снова повернулся на местную «легенду» и в его глазах промелькнула жалость и грусть. Конечно же, омиро Тинор не часто посещал балы, но он много раз видел юного маркиза Конифай в городе, на праздниках, на различных мероприятиях. И всегда это был заводной юноша с гордой осанкой, способный кого угодно вогнать в краску, но вместе с тем вежливый и заботливый. Он всегда подавал омиро и девушкам руку, никогда не оставлял ни одного человека без своего внимания. И вот теперь эта улыбчивая душа компании и главный богатейший жених Аргона стоял у столика в шикарном платье и строил глазки чужому мужу.
Теперь он омиро. Без гроша за душою, на полном обеспечении супруга, словно безвольный, ничем не отличающийся от слуги или собаки. Со своим уставом правил, обязанностей, знающий, что в любой момент может получить пощечину от мужа и ничего не посмеет ему ответить. Ведь не все мужья благоговеют и дрожат над своими супругами, сохраняя их «товарный» вид. Разве можно было бы себе представить маркиза Конифай с такой судьбой? Как мог такой богатый и знатный лорд с такой огромной родословной, единственный наследник своей фамилии отказаться от всего. И ради чего?
- А кстати, вот и его муж подошёл. Вон тот, рыжий. – Френсис кивнул в сторону стола, и Ангел стал всматриваться. К двум увлечённым беседой подходил человек. Это был высокий мужчина с широкими плечами, подтянутыми мышцами, проступающими через светлую рубашку. У него были длинные, распущенные по плечам рыжие волосы, необычного цвета – в тени они темнили до черноты, а как только на них падал свет огня, они словно сами вспыхивали красной медью. Черты его лица были плавными, не слишком грубыми, губы тонкими, необычно длинные ресницы и нос с плавной, но сильно заметной горбинкой. Его нельзя было назвать орлиным, скорее он был похож на тигра в вечном оскале. Весь его необычный вид завершала одежда. На нём была всего лишь белая рубашка, расстёгнутая наполовину и обнажающая грудь и черные, плотно облегающие ноги штаны. Помимо них, сверху на плечи была накинута лисья шкура. Мужчина подошёл к своему супругу и обхватил его за талию, как-то слишком грубо притянув ближе к себе. Нейтан слабо улыбнулся, прикрыв глаза, даже засмеялся звонко, когда муж что-то сказал. Морган, по всей видимости, тоже оценил шутку.
Энджел легко узнал в этой внешности северные корни горцев. Таких он часто встречал в Дуронге, но общаться с ними никому бы не советовал. Слишком сильны были их различия в понимании хорошего тона. А уж этот человек совсем не внушал ему доверия.
- Его зовут Захария, виконт Троза. Он северянин. Упёртый и совсем не желает прислушиваться к нашим традициям, - тяжело вздохнул Френсис – Представляешь, у него столько любовников, было, да и сейчас их полно, а он забрал в свои лапы такого лорда! Смеются… Думаешь они счастливы? Они и приезжают на все эти балы, чтобы держать марку любящих супругов, только это не так. Может ещё год назад они были счастливы, но сейчас в это уже никто не верит.
- Жаль Нейтана… - тихо вздохнул Тинор, отводя взгляд от виконта Трозы с супругом, и, поймав недоумевающий взгляд друга, с улыбкой пояснил – Из него бы вышел замечательный господин!
- Да, думаю, ты прав. Но, кажется, нас кто-то ждёт… - Санрэза весело заулыбался и, съев дольку апельсина и, отдав пустой бокал пробегающему мимо слуге, кивнул в сторону зала. Там кто-то окликнул его и юноша, подцепив друга под локоть, направился с ним на голос, по дороге объясняя – Этого старикашку зовут Йонас, граф Трулэн. Несмотря на свой брюзгливый вид, он большой шутник и добродушен до невозможности. Всегда организовывает какие-то праздники, охоч до выпивки и танцев не хуже нашего гостеприимного барона Эльгваль! Поэтому у него очень часто засиживаются уже знакомые тебе кавалеры и их друзья. Йонас знаменит тем, что зарабатывает деньги на юных талантах. У него даже свой театр! Рядом с ним стоит Ульвий, граф Дансад. Интересный мужчина, но лучше с ним не пересекаться. Он служит у герцога в тайной канцелярии и, поговаривают, что занимается чёрным колдовством. А вот с тем милым созданием можно и пообщаться. Это Нинея, баронесса Морхост. У неё такие красивые белые локоны… Она всегда носит только мужской костюм и очень часто больше похожа на безумно симпатичного юношу. Способна свести с ума своей внешность и яростью в дуэлях, но холодна в любви, поэтому и не жената. Она, по секрету, тоже является кавалером, поэтому и носит чёрную ленту. Ну, а остальных ты знаешь…
Омиро подошли к небольшой компании, кавалеры в знак почтения склонили голову, на что оба юноши слегка присели, прикрыв лица веерами.
- Добрый вечер, омиро Санрэза… - начал высокий и статный старик, поправив монокль. – Представите нам вашего друга?
- Конечно же, господа. Это Энджел, омиро Тинор. Они с мужем прибыли недавно обратно в Аргон, после долгого отсутствия.
- Как? Вы замужем, омиро Энджел? – усмехнулся уже знакомый Ангелу граф Фаэ, всё так же пожирая юношу взглядом – Какая жалость, должно быть, для многих.
- Ну что ты, Ксандр, - пророкотал кавалер Альвадас Айтар, поправляя пшеничные локоны – Разве красота может быть без должного присмотра?
- Да, как только в обществе появляется хорошенький омиро, то тут же узнаёшь о его замужестве или обручении, - хихикнул рыжий юноша, переглянувшись с Чабанн Чес. – Такое впечатление, что их прячут под замком в башнях и забивают сразу при рождении.
- А что же здесь делаешь ты? Марш домой, мальчишка! – шутливо ругнулся граф Трулэн, топнув ногой на юного Ксандра, и все снова залились смехом.
Отсмеявшись вдоволь, все перевели дыхание, выпили вина за здоровье герцога и разговор потёк дальше. Ангелу было неудобно слышать, как вся компания обращается друг к другу на «ты», пошучивает и ведёт себя довольно шумно, но это не могло не завораживать. Все эти люди, даже мрачный, но острый на язык Ульвий, притягивали взгляд и заставляли смущённо улыбаться.
- Собственно, кроме того чтобы поздороваться и познакомится с этим прелестным созданием, - Йонас взял руку Энджела и коснулся её губами – Мы хотели предложить вам разбавить этот скучный вечер. Я пригласил хороших музыкантов. А мне донесли, что вы хорошо танцуете, омиро Энджел. Вас не затруднит помочь нам?
- Что вы, граф, я почту за милость… - скромно ответил юноша, сделав реверанс.
- Превосходно, - улыбнулась леди Абель Аиша, взяв крепко за руку Ксандра и идя в центр. – Йонас, пусть играют турдион! Мы будем танцевать вчетвером!
Френсис и Энджел переглянулись с улыбкой и кинулись за убежавшими вперёд Абель и графом Фаэ. Должно быть, старик уже сделал знак музыкантам, потому что плавная музыка танца курантов сменилась быстрым и величавым турдионом. Удивлённые гости расступились, увидев, как четверо – три омиро и одна леди, встали кругом, тут же стали меняться в лёгких прыжках местами попарно, держась при этом за руки и прижимаясь друг к другу плечом. Танец был совсем не сложный. Нужно было только чуть подпрыгивать, меняться местами, расходиться, поворачиваясь в круг спиной и снова сходиться, перебирая ногами, выкидывая их в прыжке немного вперёд, кружась на месте. После они снова менялись местами, но уже по диагонали, снова держась за руки, подскакивая и вкидывая ноги то вперёд, то заводя назад за голень. Танцующие летали как бабочки и вскоре рядом образовалась такая же компания, но уже из четырёх кавалеров. Гости следили за каждым движением, за звуком каблуков, стучащих ровно в такт музыке. И каждый раз Энджел, меняясь местами с графом Фаэ, видел его лукавый заинтересованный взгляд. Музыка ещё длилась и два круга стали по очереди показывать возможности своих ног, отбивая по очереди ритм.
Когда танец закончился, послышались аплодисменты гостей, через который с дальнего края зала послышался дребезжащий голос старого графа:
- Сальтарелла! Танцуем! – и снова зазвучала весёлая музыка. К Энджелу быстро подошёл кавалер Альтар. Разгорячённый турдионом, юноша не смог отказать, положив на плечи офицера руки, позволяя обхватить себя за талию и под весёлую музыку они стали танцевать уже немного другой танец.
Три коротких прыжка в одну сторону, один на месте, после всё повторялось в другую сторону. Пары расходились, кружась, снова сходились и повторяли прыжки. После, встав рядом и взявшись за руки, они подпрыгивая бежали по кругу, брали друг друга под локотки и кружились снова.
Танец за танцем, пара за парой. В коротких перерывах жажду можно было утолить только вином, иного кавалеры не позволяли, смеясь и крича «пей до дна!». Партнёры по танцу менялись один за другим, словно все вокруг хотели потанцевать с омиро Тинором. Под конец, в разгаре танца Энджел даже перестал различать их лица. Несколько раз он даже видел своего мужа и даже танцевал с ним, но уже в следующий танец перед ним стоял кто-то другой. Прошло около часа и Ангел совсем выдохся, упав на ближайший стул и откинув назад голову, притворяясь без сознания. К нему тут же подступила уже знакомая компания.
- Что такое, Энджел? – спросила Абель Аиша немного обеспокоенно.
- Он, кажется, вышел из боя! – хмыкнул Ксандр, изучая устало обвисшее тело Тинора и нежную открытую шею. Тот лишь отмахнулся, изящно выпрямился, вернув голову в нормальное положение.
- Нет, я ещё поборюсь с вами, граф, в звании искры бальных танцев, - кавалеры подняли одобрительный шум и кто-то даже свистнул – Но сначала я должен найти своего мужа.
Ажиотаж тут же спал на шуточные слёзы. Ангел очаровательно улыбнулся друзьям. Он не хотел их расстраивать, но оставлять на так долго Моргана без своего внимания было нельзя. Он и так подарил всем, кроме мужа и взгляды, и танцы, и улыбки. И конечно же виконт, скорее всего, всё это видел со стороны. В нём не могла не взыграть ревность или хотя бы обида.
- Мне кажется, он вышел в сад… Я отходил подышать воздухом и видел, как виконт Тинор направлялся к лабиринту, - словно читая его мысли, произнёс Чабанн.
- Ох… Спасибо. Позвольте отклоняться. Я надеюсь, сегодня мы ещё встретимся!
- Несомненно, омиро Энджел!
Ангел быстро встал и направился к выходу из зала. Ну конечно, Морган подумал, что супруг забыл о нём и обиделся. Не мог не обидеться. Ведь прошло столько времени, он должно быть страшно скучал, но, видя как весело его омиро, не решался ему мешать. Однако, всё равно обиделся. Энджел быстро сбежал по ступеням и направился к лабиринту, в центре которого журчал фонтан. Он стал всматриваться в темноту. Не смотря на то, что сад был кое-где освящён фонарями, в которых подрагивали огоньки свеч, в самом лабиринте было ужасно темно. Ангел конечно не боялся темноты, но идти, держась лишь за высокую ровно подстриженную стену кустов было страшновато. М всё таки, постояв немного у входа, он набрался духу и вошёл в лабиринт. Благо на небе разошлись тучи, и вышла луна, немного освещая дорожку, выложенную белыми камнями.
- Морган! – не громко позвал Энджел, продвигаясь вглубь лабиринта – Морган, где ты? Это я… Морган, пожалуйста, перестань дуться на меня. Морган!
Где-то послышался слабый шорох, промелькнула чья-то тень, и в полной темноте юноша застыл как вкопанный. Какой смысл супругу прятаться в поворотах кустов?
- М… Морган, - слегка осевшем и вмиг протрезвевшим голосом, позвал омиро – Пожалуйста. Не пугай меня! Морган, выходи… Я кажется заблудился.
Кто-то приближался к повороту, от чего юноша немного расслабился. Похоже, супруг сжалился и решил больше не пугать его. Он даже не стал оборачиваться, когда кто-то приблизился к нему со спины и мягко обнял за талию. Чьи-то нежные губы скользнули по его шеи, и на лице юноши появилась лёгкая ухмылка.
- Милый, может не здесь?
Но ухмылка эта тут же сползла, когда немного повернув голову, он увидел широкий капюшон, за тенью которого нельзя было разглядеть лица. Но уже то, что человек был в платье, что было видно даже через широкий плащ, сразу наводило на мысль, что виконтом Тинором он никак не может быть. Не успел Ангел и возмущённо пропищать что-то, как крепкие руки незнакомца прижали его к стене лабиринта, скользнув по бокам, ощупывая ткань платья, они направились вниз к юбке. Нет, это никак не могли быть руки женщины.
- Подождите… Что.. Перестань… - запротестовал юноша, пытаясь оттолкнуть от себя незнакомого омиро, но тот спокойно убирал его руки, и продолжал оглаживать через ткань стройные ноги Ангела. Юноша краснел, бледнел, отчаянно сопротивляясь, но не пытаясь звать на помощь или закричать. – Хватит! Пожалуйста… Отпустите…
Горячие губы накрыли рот омиро Тинора, заглушая все протесты. В темноте, сопровождаемой шумным дыханием, зашуршала юбка, и Энджел почувствовал как чья-то холодная, но осторожная рука коснулась внутренней части бедра. Он замычал сквозь поцелуй, вцепившись в руку незнакомца мёртвой хваткой и пытаясь её отдёрнуть. Когда же и это не вышло, он со слезами на глазах, задрожал и укусил насильника за губу. Незнакомец тут же отшатнулся и отошёл, тяжело дыша, он прикасался к своей губе и пытался разглядеть в лунном свете, нет ли на пальцах крови. Дрожа от испуга, Энджел следил за его движениями. Снова повисла тишина. Некоторое время человек в капюшоне ещё стоял, облокотившись на противоположную стену лабиринта, и смотрел в землю. Полы плаща скрывали полностью его платье. Так они стояли напротив друг друга – один обнимая себя за плечи, а другой затыкая рукой рот, должно быть губы ещё болели. Омиро Тинор прислушался и вдруг понял, что незнакомец тихо плачет, практически беззвучно рыдает. Это был так странно и пугающе, что Энджел не решался даже шелохнуться. Наконец незнакомец вытер слёзы, всё так же не поднимая головы и тихо прошептал:
- Прости… - после чего рванул с места и скрылся глубоко в лабиринте.
Не понимая, что происходит, Тинор ещё некоторое время смотрел ему вслед, а после двинулся в противоположную сторону, по дороге изучая, не порвали ли ему платье. Очнувшись, он так же обнаружил, что всё ещё сжимает в кулаке браслет того незнакомца, который, должно быть, сорвал с руки. Он быстро нашёл выход, встряхнул головой и упал на первую же лавочку.
Что это было? Почему всё произошло так быстро? И почему этот странный человек плакал? Энджел провёл по губам. Ему всё ещё казалось, что на них остался след от поцелуя, что он ещё может его чувствовать – голодный, сильный, жаркий. Словно эти холодные руки ещё касались его. И самое ужасное и отвратительное, что где-то глубоко в душе кричала совесть и нравственная гордость. Самое ужасное, что этот поцелуй понравился омиро, ведь почему он не оттолкнул его сразу? Не укусил?
- Энджел, где ты?
- Я здесь, Френсис! – быстро отозвался, чуть не плача, юноша.
Френсис подошёл к лавочке и сел рядом, быстро и обиженно затараторив.
- Ты куда сбежал? Мне сказали ты пошёл в лабиринт! Я так испугался, ведь ты пошёл искать Моргана, а я как раз с ним говорил в гостиной. Он пошёл искать тебя дальше в дом, а я пошёл сюда. Ты знаешь хоть как испугал меня?
- П.. постой! – тихо дрожащим голосом пробормотал юноша – Ты говорил с Морганом? Он был там… Не в лабиринте? Боже…
Ангел заткнул рот ладонью и согнулся, тихо заплакав. Ему было больно. Не уже ли его предали? Так легко заманили, так легко окрутили? Ведь кто ещё, кроме кавалеров и графа Фаэ знали, что он пойдёт туда? Кто направил его сюда?
- Что с тобой, Ангел?
- Френсис, я думал Морган здесь… Я зашёл в лабиринт, там было темно! Меня… там был человек… Я укусил его, и он убежал.
В глазах Санрэза промелькнул ужас. Он сглотнул, смотря на плачущего друга и тихо прошептал:
- Святые Небеса, почему же ты не позвал на помощь?
- Я… Это был омиро! Если бы лорд, я бы закричал так громко, что собрал бы здесь всех гостей или бы ударил его кулаком. Но это был омиро, понимаешь? Я же не знаю, какой его муж. А по закону, если омиро улучат в измене…
- …его высекут, - закончил Френсис, осторожно обнимая друга. – Но кажется я знаю, кто это… И ты зря молчал.
- А что лучше? Чтобы старый граф Фаэ избил бы его в кровь и запер?
- Как же низко они поступили… Но всё позади, придумаем что сделать, - прошептал юноша и крепко прижал к себе плачущего Ангела, гладя по голове. Так они сидели некоторое время, пока тот не почувствовал, что омиро Тинор перебирает что-то нервно в пальцах. Френсис опустил взгляд на ладонь друга и увидел украшение. – Что это?
- А, это… - Энджел сел ровно и стал рассматривать браслет в руке. Непримечательный на первый взгляд, сплошной, из чёрного отполированного оникса. На нём был изображено что-то золотыми вкраплениями. По краям вились розы, а в центре два колоса и бегущая в галопе лошадь. – Это было у того человека. Ну у Фаэ…
- Подожди… Он тебе его подарил?
- Нет, он был на нём. Я сорвал его, когда он отпрянул от меня. Френсис? Что с тобою?
Взгляд Френсиса теперь был ещё более испуганным, чем мгновение раньше. Он с ужасом смотрел на чёрный браслет, боясь вымолвить хоть слово. Совладав наконец с собою, он прикрыл рот ладонью и тихо прошептал сквозь неё:
- Бедный.. Во что же ты вляпался!
- Не понимаю…
- Это был не Ксандр!
- То есть?
Ангел внимательно рассматривал браслет, пытаясь понять всю его ценность, важность и то, почему он вселяет такой ужас в сердце его друга.
- Ты знаешь кому принадлежит этот браслет? - Ангел снова взглянул на безделушку и ничего не ответил – Энджел, таких украшений во всём Аргоне всего несколько. Их каждый узнает за версту. И есть только три омиро, которым дозволенно носить его как отличительный знак. Двоя из них слишком стары для таких вечеров и выходок… А третий… Этот герб, и этот камень позволено носить лишь омиро и дочерям рода Конифай.
- Значит твой матирэ и омиро герцога… - стал считать Тинор, подняв на друга глаза.
- Энджел, этот браслет принадлежит Нейтану!
Ангел посмотрел на браслет. Тот блестел в свете ночных фонарей, словно тёмный омут.
«Глупая безделушка… Куда же ты меня втянула!»

@темы: творчество, сёнэн-ай, роман, рассказы